Добро пожаловать на блог посвящённый гонкам Формула 1

пятница, 4 июня 2010 г.

То, чего мы не знали о Виталии Петрове…


Многим хочется побольше узнать о своих любимых гонщиках Формулы 1, но их жизнь за пределами трасс скрыта от посторонних. Между тем, болельщиков часто интересуют именно простые человеческие качества кумиров. Пожалуй, Виталий Петров нам знаком немножко лучше, чем зарубежные звезды автогонок, однако, согласитесь, все равно любопытно прочитать его ответы на вопросы, заданные журналистами официального сайта чемпионата…
ДАЛЕЕ:

Вопрос: Вы обычно готовите некий запасной план, путь к отступлению?
Виталий Петров: Конечно! Я всегда продумываю хороший путь к отступлению, – на случай, если основной план не сработает. Например, если на старте отыграть сразу 20 позиций, ты вдруг окажешься вторым! Но тут ты понимаешь: не факт, что тебе удастся удержать 2-е место, поэтому сразу переходим к «Плану В»: надо беречь шины, надо обороняться и стремиться попасть в первую десятку.

Вопрос: Что вас радует, кроме пилотирования машины Формулы 1?
Виталий Петров: Результативный уик-энд. Когда ты покидаешь паддок в отличном настроении. Речь идет даже не о победах, а о ситуации, когда ты доволен своей работой.

Вопрос: С кем бы вы хотели встретиться?
Виталий Петров: Перед началом сезона, конечно, это были люди из мира Формулы 1, но сейчас мои интересы поменялись. Я бы сказал, что теперь мне любопытен Брэд Питт, или еще кто-нибудь из кинозвезд. В Мельбурне я повстречался в паддоке с Джоном Траволтой – это было здорово! Может быть, интересно познакомиться со звездами спорта, такими как Майк Тайсон или Мохаммед Али.

Вопрос: Какой фильм вызывал у вас слезы?
Виталий Петров: Фильм «Гол!» режиссера Дэнни Кэннона. Картина рассказывает о мексиканском подростке, который страстно мечтает стать футболистом.

Вопрос: Чего вы боитесь?
Виталий Петров: Потерять близких.

Вопрос: Какую последнюю книгу вы прочли?
Виталий Петров: «Иностранку» Сергея Довлатова. Это книга о русских эмигрантах в США.

Вопрос: Назовите пять вещей, которые вам не по душе?
Виталий Петров: Когда кто-то мне врет; не люблю просыпаться раньше, чем нужно; не люблю, когда вопросы о гонках задают люди, не имеющие представления об автоспорте. Больше ничего в голову не приходит. Значит, я очень уравновешенный человек!

Вопрос: Вы когда-нибудь красили волосы?
Виталий Петров: Один раз красил: делал чуть светлее. Но результат меня не очень впечатлил. Не стоило тратить на это время. Наверное, когда ты молод, иногда хочется казаться кем-то другим. Разумеется, это иллюзия, особенно, если ты хочешь просто поменять цвет волос!

Вопрос: Какой первый CD-диск вы купили?
Виталий Петров: Не помню! Обычно покупаю сборники, где записи разных артистов и разных песен. Мне больше нравятся сборники.

Вопрос: У вас есть татуировки или пирсинг?
Виталий Петров: Нет. Но если бы и были, об этом знала бы только моя избранница.

Вопрос: Как о вас отзывались школьные учителя?
Виталий Петров: Моя мама – учительница, и она всегда надеялась, что я буду себя хорошо вести на уроках. Если честно, я так себя и вел.

Вопрос: Кто был вашим героем в детстве?
Виталий Петров: Брюс Ли и Мохаммед Али, потому что мой отец любит бокс.

Вопрос: У вас есть порочная страсть?
Виталий Петров: Предпочитаю об этом не распространяться. Это моя частная жизнь. Но если говорить о мелочах, то, например, люблю сладкое.

Вопрос: Вы что-нибудь коллекционируете?
Виталий Петров: Люблю играть в карты, поэтому из каждой страны, где бываю, стараюсь привезти очередную колоду. 

Вопрос: Чего вам больше всего не хватает, когда вы путешествуете?
Виталий Петров: Друзей, русской кухни и, конечно, моей семьи.

Вопрос: Ваша самая неудачная трата?
Виталий Петров: Ничего крупного – обычные покупки. Идешь по магазинам, покупаешь джинсы – это будет уже 25-я пара в твоем гардеробе. Кладешь их в шкаф, вынимаешь через пару недель – а они малы! Со мной такое часто бывает! (смеется)

Вопрос: Какой кофе вы предпочитаете?
Виталий Петров: Я не пью кофе.

Вопрос: Каким вам представляется идеальное воскресное утро (не в день Гран При)?
Виталий Петров: Подольше поспать, как можно плотнее кушать и по возможности ничего не делать. Ах, да! Хорошенько попариться в русской бане!

Вопрос: Ваша первая машина?
Виталий Петров: Volkswagen Golf 1,4. Его мне отдал отец.

Вопрос: Самая нелепая ошибка, которую вы когда-либо совершили?
Виталий Петров: Мы все делаем ошибки, в том числе и я. Но не могу припомнить чего-то существенного – так, обычные мелочи, которые случаются каждый день.

Вопрос: Какое блюдо вы готовите лучше всего?
Виталий Петров: Пасту.

Вопрос: Когда в последний раз вы приходили в ярость?
Виталий Петров: Когда миланский «Интер» выиграл у «Барселоны!» Я болельщик «Барселоны» и мадридского «Реала». Почему? Мне нравятся, как они играют. Если не говорить о русском футболе, то, по-моему, испанский футбол – самый лучший! Мы смотрели этот матч в спорт-баре вместе с другом, и оба сильно расстроились.

источник: www.f1news.ru

Петров: "Столкновения с Алонсо нельзя было избежать..."


На этой неделе группа российских журналистов, в том числе и представитель F1News.Ru, посетила базу Renault F1 в Энстоуне, где состоялись очень интересные встречи с Виталием Петровым и руководством команды.

Мы начинаем знакомить читателей с результатами этой поездки, и, пожалуй, было бы логично начать с рассказа Виталия о Гран При Турции.
ДАЛЕЕ:

Напомним, в Стамбуле Петров показал лучший квалификационный результат сезона, уверенно проехал значительную часть дистанции, сохраняя 9-ю позицию, затем переместился на 8-ю после схода Себастьяна Феттеля и долго сдерживал натиск Фернандо Алонсо. На 54-м круге испанец пошел в атаку, между его Ferrari и Renault Виталия произошел контакт, в результате чего российскому гонщику пришлось возвращаться в боксы на замену проколотого колеса.

В Энстоуне в неформальной беседе с журналистами Виталий подробно остановился и на этом эпизоде и в целом подвел итоги турецкого уик-энда…

Виталий Петров: «Ситуация с Алонсо – это обыкновенный гоночный инцидент, которого невозможно было избежать – с моей стороны. А с его стороны избежать было можно, но он, наверное, не думал, что мы столкнемся.

Я ничего не мог сделать, переднее правое колесо уже было стерто, и я не мог довернуть налево. Алонсо не думал, что меня заденет, он хотел лучше подготовиться ко входу в 4-й поворот. На телеэкране этого не видно, но контакт произошел, когда он чуть-чуть довернул машину.

Я не рисковал, не собирался врезаться, мне это не нужно. И с моей стороны уже ничего нельзя было сделать… Это нормальная ситуация, просто на трассе шла борьба. Но я не “зарубался”, ничего такого не было, я всегда стремлюсь доехать до финиша.


После гонки Алонсо подъезжает, глушит машину и разводит руками. Потом подходит ко мне, а я ему говорю: “Да ладно, ничего страшного…” Но мы прочитали в каком-то журнале, что он извинился, а в тот момент мы были в шлемах, усталые, и я просто не слышал, что он говорил.

В целом турецкий уик-энд оказался очень позитивным. Во-первых, я не разбил машину на тренировках, как это было в Монако или в Шанхае, где я разбивал новые компоненты, которые команда готовила для тех Гран При. В Турции мне тоже прислали новое антикрыло только к самой квалификации, и, так как я его не разбил, то результат сразу виден: машина едет немного по-другому, и мы уже можем бороться за место в первой десятке.

А до этого, когда я бил машины, в квалификации просто не хватало прижимной силы, поскольку вместо поврежденных деталей ставились старые. Разница в скорости с Кубицей объясняется еще и этим. Но и, естественно, он намного опытней. Хотя гонка показала, что эта разница не так уж и велика.

Какого-то особого общения с Кубицей у меня нет, кроме одной темы: как нам поскорее доработать машину. Если видим, что Red Bull быстрее, и у них больше прижимной силы, мы говорим команде, что нам тоже нужна прижимная сила, вместе жалуемся Эрику Буйе, чтобы он давил на людей здесь, на базе в Энстоуне, чтобы они работали быстрее.

Но, к сожалению, гонщики не обсуждают друг с другом приемы прохождения трассы. В Формуле 1 нет такого, хотя бы мне это помогло быстрее учиться. Но Кубица специально не рассказывает, зная, что я потом смогу это использовать против него, быстрее “вкатиться”, и даже объехать на каких-то трассах.

Например, в Турции, если бы он мне что-то рассказал, если бы я знал точки торможения, мне бы не надо было их искать и заново все учить. И тогда, не исключено, в квалификации я мог бы выступить лучше, чем он. Конечно, телеметрия доступна, как и во всех командах, но она же не показывает работу рулем, как и где именно надо поворачивать.

Самое сложное – это квалификация. Формула 1 не прощает даже маленьких ошибок. Если ты один раз в каком-то повороте “потерял” машину, её заднюю часть понесло, – это уже минус две сотых, сколько-то тысячных. А от этих тысячных все и зависит. В той же Турции разрывы между гонщиками и на тренировках, и в квалификациях, были минимальны. Главное, я знал эту трассу, знал все повороты, понимал, где можно ехать быстрее, за счет чего можно было улучшать время. Там много интересных поворотов, и если бы я был совсем новичком, мне было бы сложнее. А так как я выиграл здесь гонку GP2, и после прошлого года у меня есть много наработок, это очень сильно помогло.

Кстати, лучший круг гонки я показал не на новых шинах: они уже использовались на первом отрезке гонки. Я на них стартовал, но они были все-таки чуть лучше, чем предыдущий комплект. И ситуация складывалась так: когда я выехал после пит-стопа, передо мной оказался Фелипе Масса. Поэтому в конце круга я немножко сбавил скорость, чтобы трасса освободилась. Я знал, что сейчас догоню Фелипе и буду сидеть у него на хвосте: я круговой и обгонять не имею права, потому что могу ему что-нибудь испортить, а потом меня в следующей гонке оштрафуют. Поэтому я обеспечил себе какую-то дистанцию, а потом проехал лучший круг…»

Эксклюзивное интервью Виталия Петрова F1News.Ru готовится к публикации...

источник: www.f1news.ru